Владимир Гвановский (kontrolny) wrote,
Владимир Гвановский
kontrolny

День памяти Лёши

Сегодня ровно пять лет, как не стало Лёши Зинченко. Иногда вдруг вспоминаются фрагменты нашего общения с Лёшей и я надолго задумываюсь над его поступками. Попробую рассказать.

Когда мы только начали играть в «Последней Республике», репетировать, записываться и выступать, какой-то московский чувак предложил Лёше сольную карьеру, а Лёша с улыбкой ответил, что играет в самой лучшей группе и сольная карьера ему неинтересна.

Когда наша группа развалилась, Лёша пытался нас мирить, разговаривал то со мной, то с Толиком, а мы как подростки воротили носы друг от друга. Я уехал в Севастополь, и Лёша предложил сделать репетиционную базу в Бахчисарае — аккурат между Симферополем и Севастополем, чтобы мы могли встречаться на нейтральной территории и у нас было одинаковое время на дорогу.

Когда я захотел записать альбом своего нового проекта, Лёша по выходным возил в кофре в Севастополь одновременно и бас-гитару, и обычную электрогитару, чтобы записать все партии. Обе гитары он поцарапал.

Когда Вождь, которого в очередной раз замкнуло, продал Лёшину гитару и потратил деньги, Лёша... простил его. И мы пошли все вместе пить пиво к весеннему морю.

Когда мы снимали квартиру на Трубаченко, то мне было очень непросто — я работал учителем в школе, денег хватало не всегда. А Лёша каждую неделю получал от дяди сумку с вкуснятиной — красной рыбой, оливье, соленьями. И эта еда всегда была общей, я не помню, чтоб он съел что-то втихую, не поделившись.

Когда мы отмечали моё тридцатилетие на Демерджи, уже глубокой ночью Лёша обсуждал с Мариной Ромашовой моё знакомство с Катей, моей будущей женой. Это происходило так. Лёша спрашивал у Марины: «Ты познакомила Вову с Катей?». Марина кивала, Лёша делал одобрительный жест, они чокались и выпивали, проходило немного времени, и Лёша говорил: «Марина, правда, что это ты познакомила Вову с Катей?» Марина кивала, они чокались и выпивали. И так бессчетное количество раз.

Когда мы случайно встретились в 2008-м на Open Stage Koktebel Jazz Festival, Лёша очень хотел услышать группу Red Snapper. Специально по этому поводу он приготовил в двухлитровой бутылке особый алкогольный коктейль и угостил на с с Катей. Теперь при упоминании названия этой группы я вспоминаю лёшино лицо, пляшущую гальку пляжа и красно-синие завывания гитары в ночном небе.

Когда мы играли вместе, мне не очень нравились песни, которые сочинял Леша, особенно меня бесила песня «Между нами» - не меньше, чем «Электричка» Толика. А потом я понял, что «Милая Ольга» - одна из самых лучших песен, которые я когда-либо слышал.

Когда Лёша уехал работать в Америку, он постоянно звонил мне. Звонил почти каждую неделю из Сан-Франциско в Севастополь, блин!

Лёша был стопроцентным провокатором — он провоцировал нас жить на полную катушку. Он желал правильных вещей, сейчас я вполне понимаю это. А про себя могу сказать, что я «блуждал среди собственных стен». Жаль, что некоторые вещи доходят так долго. Сейчас появились новые дурацкие стены — лёшина могила на той стороне границы, в селе под Геническом. Жаль, Лёша, что ты ушёл так рано. Я теперь сполна понимаю значение фразы : «Заменить этого человека невозможно»



Tags: память
Subscribe

  • Рассветное купание

    Фотоаппарат - Nikon D850 Объектив - Tamron SP 35mm f/1.4 Di USD F045

  • Стас в образе хулигана

    Фотоаппарат - Nikon D850 Объектив - Tamron SP 35mm f/1.4 Di USD F045

  • Глаза Баклы

    Год назад я фотографировал скалы городища Баклы под звездами, и они казались то гигантским марсианским захватчиком, то исполинской совой, то…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments