May 31st, 2019

apple

Турция, день 10: долгая дорога в Кабак

Первое, что я увидел утром второго походного дня — зрелище бритья в соседнем лагере. Одни из гидов уселся на раскладной стульчик, нанёс пену на подбородок и стал с наслаждением бриться. Буду честен — лет двадцать назад я сам однажды побрился в походе перед спуском в Ялту (в городе у меня было свидание) - и вызвал негодование одного из друзей («бриться в походе — кощунство!»), но ни разу не видел, чтобы брился кто-то еще. Вскоре мы вышли на дорогу и отправились сначала в деревушку Кирме, потом в Фаралью, недалеко от которой находится знаменитая Долина бабочек. В эту долину турки привозят туристов морем, потому что из Фаральи к пляжу ведёт только экстремальный спуск по скальной полке, а из страховки на маршруте — только висящая старая веревка. Когда я впервые услышал топоним «Долина бабочек», мне представился остров, над которыми порхают небесно-голубые Морфо размером не меньше, чем с черепаху! Побродив над обрывом, заросшим бурьяном, я не увидел даже капустницу и понял, что с долиной что-то не так. К тому же, снизу несло тухлятиной, я решил, что это плохой знак и вниз не полез. Дальше по дороге мы увидели нечто интересное. Через тропу шёл состав гусениц: они последовательно соединились друг с дружкой, как вагоны, и были полны решимости сожрать, как минимум, сосну. А потом Марат говорит: «Сегодня вечером мы ночуем в Кабаке!» Я очень удивился такой перспективе, представив нашу группу спящей лицами в салат после бурной вечеринки. Оказалось, «Кабак» - название деревни у моря, и переводится оно с турецкого как «тыква». Впрочем, место оказалось крайне странное. Спускаясь по тропе на пляж посёлка, мы встретили двух молодых турков с литровыми бутылками вина, парни пили из горла и предложили нам, но все отказались. Потом нас обогнали две туристки с рюкзаками, на девушках были хиджабы. На пляже оказалось полно народу, из китайских колонок раздавалась музыка Depeсhe Mode, Chris Rea и The Doors. Домики у моря были разноцветными, стилизованными под золотые шестидесятые, у одного дома была установлена скульптура Будды. Оказалось, здесь обитают турецкие растаманы, хиппари и прочие неформалы. Впрочем, просто так примкнуть к всеобщему братству, установив палатку в лесу, было нельзя — территория в аренде, установка лагеря — только за деньги. Открыв купальный сезон в Средиземном море, мы миновали пузатые вагончики, украшенные костями животных и пацификами, углубились в лес и стали за рекой, где, по идее, арендованная территория заканчивалась. Неподалёку от нас стояла палатка двух хорошеньких турчанок — татуированных, в стильных футболках. Одна из девушек рассказала нам, чтобы мы не шалили, потому что в этих местах проходит ежегодный съезд шаманов со всего мира, и если мы натворим беды, изо всех щелей вылезут скорпионы и укусят за бочок. Но всё вышло иначе. Как только мы улеглись, послышались шаги и сверкнул фонарь. Это был патруль — проверяли, нет ли костра, который в тех местах запрещен. Увидев, что мы не жгли дрова (готовили в тот вечер на горелке), женщина с фонарем произнесла: «Гюзель!» («прекрасно»), и патруль удалился. Так мы поняли, что у местных скорпионов нет к нам вопросов


Collapse )