June 14th, 2018

apple

О, ужасы!

Моё утро началось с непрерывного смеха — я решил посмотреть анонс премьер кино на этой неделе. Среди них — российский фильм ужасов «Фото на память» про фотоаппарат-убийцу. Фильм — лютый шлак, судя по трейлеру, а почему пишу о нём — зацените же камеру-убийцу! Взяли среднеформатную «раскладушку», приклеили к ней заднюю крышку от «Зенита», потом еще приклеили окошко экспонометра, нацепили вспышку, Гелиос-44-2 — и здравствуй, гонорар! Снимает это чудовище на какую-то перфокарту, в центре которой готовый снимок а-ля Полароид. Типа, у нас в Союзе и полароиды были не хуже забугорных, и вообще, такие суровые зениты-полариоиды, что убивать могли! А вот и трейлер, наслаждайтесь https://www.youtube.com/watch?v=p8uKaabh8tU



apple

Ликийская тропа. День 9. Текирова - Фазелис

Наш предпоследний походный день. Рассвет вышли встречать все! Хотя, и выходить было не обязательно, можно было просто выглянуть из палатки. Идём в Текирова четыре часа по побережью. На дороге — трупики гигантских скорпионов, раздавленных ночью машинами. Мы уверены — раздавил их Сергей! Сергей с Леной вчера утром вынуждены были сойти с тропы и уехали в Кемер, но вечером того же дня Сергей сел в машину и с дочкой пытался прорваться к нам. Не доехал — дорога оказалась слишком жёсткой для машины. Но скорпионов подавил, спасибо ему! Сначала валялся жёлтый размером с ладонь, потом бурый на пару сантиметров больше, потом черный с кисть. Выглядели зловеще. На зеркалку я их снимать не стал — они были облеплены муравьями.

В Текирова нас ждал обед в кафе, и привыкшие к макаронам и чорбе туристы заказывали креветок, мясо и рыбу. Я отвёл душу, выпив три поллитровые кружки апельсинового фреша. Сок сделал хозяин кафе: на каждую кружку уходило не меньше трёх апельсинов, которые постоянно подносил из подвала юноша. Невероятный по вкусу фреш стоил всего 5 лир. Днём в жаркий день меня можно не кормить — мне бы сока, и я буду счастлив!

Выходим из кафе и стоим у магазина. Вдруг двое турецких юношей, которые проходили рядом, спрашивают нас знаком — мол, вы деньги потеряли? Ага, у одного нашего туриста выпали лиры. Отдают, улыбаясь, деньги и идут дальше. Уууу, чудеса. Идём по улице, навстречу мужик на мопеде, в ногах у него стоит ведро с огурцами. Едет, улыбается и всем нашим девушкам вручает по огурцу! Отлично, как раз к ужину.

Приходим на побережье, становимся лагерем недалеко от границы заповедника Фазелис. Там древний город, осмотрим его утром, пока кассы не открылись. А сейчас — сумрачное море, пиво и отдых. Вдруг — сообщение от Сергея, он пробует вырваться к нам. С наступлением сумерек группа воссоединяется — приходят Сергей с Леной, и с ними маленькая дочурка. В руках ребят — пакеты с курицей гриль, водкой и соком. А это значит — пир! Водка и чудесная курица гриль сделали свое дело, и я спел песню Сплина, потом запела Ира, потом Инна, и вот уже вся группа поёт хором! И почему мы не пели весь поход?

Когда все расходятся по палаткам, я остаюсь один на побережье. Хожу по гальке, слушаю, как море ворочает камни, наблюдаю за созвездиями над черным холмом. Ложусь спать и вижу сон. Я в комнате на вечеринке, у столов много хорошо одетых молодых людей и симпатичных девушек, все пьют шампанское и едят пирожные. Вдруг распахиваются двери и в комнату входит Сталин в шинели. Лица отдыхающих меркнут, и люди под разными предлогами начинают выходить из комнаты. И чем больше число убежавших, тем шире у Сталина улыбка. «Нет, сука, я тебя не боюсь, - думаю про себя, - пусть уходят, а я посмотрю в твои глаза». Когда я остаюсь с тираном наедине, его улыбка резко пропадает, он смотрит на меня бешено и вдруг начинает визжать, тонко, как крыса. Я просыпаюсь в палатке — Сталин исчез, но визг остался! Судорожно шарю рукой в поисках фонаря и очков. Нахожу, врубаю свет. Ежи! Два ежа с визгом рвут пакет с мусором. Я страшно кричу на них - ежи убегают. На утро Ира и Инна рассказали мне, что проснулись от этого жуткого визга и поняли, что в последнюю ночь по их душу явились кровавые белки. Разумеется, прогнать кровавых белок мог только я!


Collapse )