May 17th, 2018

apple

Ликийская тропа. День 4. Гёйнюк Яйласи - Гедельме (часть 2)

Итак, на четвёртый день пути мы видим гору, о которой так много слышали — Тахталыдаг, или Олимпус (2365 метров). Если всё пойдёт успешно, мы поднимемся на неё послезавтра. А сегодня нам спускаться в деревеньку Гедельме и ночевать в руинах генуэзской крепости. А еще в этом селе есть магазин, что сулит нам бутылочку свежего пива. Начнём же спуск, он очень затяжной, но какой красивый!

В предыдущем посте я рассказал о турках, которые извлекли большую выгоду от соседства с Ликийской тропой. Таких — подавляющее большинство, я условно назову их «союзники тропы». Но, конечно, в любой стране, даже самой милой и радушной, найдётся пара-тройка мудаков. Они составят лагерь «противников тропы». У человека под ногами золотая жила — озолотись же! Нет, он будет жить аки бомж, заведет адскую собаку, чтоб лаяла на туристов, повесит на забор голову куклы в шляпе — эдакий символ: не суйтесь сюда! И демонстративно ничего не продаст вам. Еще в нескольких местах мы видели свеженькую колючую проволоку, валявшуюся поперёк тропы — видимо, какой-то тип ранней весной пытался закрыть туристам путь, но безуспешно. Мы думаем, у каждого участка тропы есть куратор, который периодически чистит ее, срезает вот такую проволоку, наносит свежие метки. Так что опасаться нечего - эти моменты больше смешат, чем озадачивают.

Почти бежим в Гедельме, размышляя, до которого часа работает магазин — до 18 или до 19? А до которого часа продают алкоголь? Это всё крымские привычки выживальщика: успей в магазин, успей на автобус, договорись с лесниками! А в Гедельме — сюрприз: магазин работает до 23 часов, сока и пива полным-полно, продают туристам до закрытия. Да ещё и предлагают прямо у них во дворе заночевать, и бесплатно. Как же приятно, ну нет слов! Сделав покупки, решаем идти таки в романтическое место — к старым развалинам. Уже смеркается. На поляне стоит лагерь Кривого Рога. Поначалу Марат хотел найти местечко выше по склону, но Владимир, лидер криворожцев, сказал: «Ребята, ну зачем эти понты? Становитесь лагерем рядом с нами. И садитесь к огню».

Я поставил будильник на пять — пойду встречать рассвет в старый замок. Лёг в спальник. У костра криворожцы смеялись над моей историей про кровавых белок, потом затянули медленную, мелодичную песню. А выше, метров двести по склону холма, творилось что-то странное. Хлопала по ветру рваная ткань. Там мог бы быть лагерь, но не доносилось ни звука, и огней не было. Я живо представил, что мы улыбаемся друг другу у костра, пьем пиво и чай, едим походные макароны, а выше по склону — анти-лагерь с рваными палатками и мертвецами в тельняшках у потухшего костра. Но встать и сходить проверить не было сил. С этими мыслями я и уснул


Collapse )