May 15th, 2018

apple

Ликийская тропа. День 3. Траверсы Андизли

Пью кофе и думаю: «Ну сейчас начнётся». И началось, полезли вверх по хвойным тропинкам, в таком родном сосняке — идешь, а сквозь кроны видны скалы и синее небо. Где-то через минут сорок видим странную группу на холме, собирающую лагерь: множество детей разного возраста, пару понурых мужиков, еще одного спящего, боевых женщин в платках. Горит костёр. Мальчик лет пяти бежит с огромным ножом, выставленным вперед. Один из мужиков собирает пустые пластиковые бутылки, девочка просит пить. Лица детей перемазаны сажей, вся компания похожа на массовку для фильма «Дети подземелья». Говорят по-русски. Подхожу.
- Девушки, доброе утро. У вас большой костёр. Не забудете потушить?
- Ой, ну вы думаете, мы в первый раз в лесу? А мы не первый!
- Откуда вы?
- Из Москвы.
А мой внутренний голос говорит: «Нет у них воды ни хрена». Ладно, думаю, не буду о людях сразу плохо думать, потушат как-то. Тут внутренний голос опять мне: «Это сектанты». И точно, девушки в платках, но напевают все что-то очень странное, позитивненькое, одну и ту же песню. Но ребята меня уже зовут, ухожу.

Шли мы с этими людьми рука об руку весь день, то они перегонят нас, то мы их. И все мрачнее эти дети смотрят, один малыш в слинге у мамы уснул и голова болтается туда-сюда. А как дошли часов через пять до первого родника, который сочился еле-еле, они все к нему наперебой кинулись, и я слышу детский голос: «А непросто без воды весь день идти». Вот тут у меня картинка в голове и сложилась. Скорее всего, группа прошла кордон вечером по другой стороне реки, чтоб не платить за вход. Они не стали ночевать на реке, боясь,что турки их утром обилетят. Ушли вверх, надеясь, что будет площадка для стоянки, но она была слишком высоко, поэтому за водой сходили только вечером, а утром забили, решив, что где-то по пути будет родник. Родник был через пять часов. А еще выяснилось, что большинство детей — сироты, так стала понятна их покорность: выхода нет. Было очень страшно наблюдать эту картину. А дети, похоже, не в первый раз проходят такие испытания: порезвились потом у речки, покупались и дальше пошли. Может, из них каких-то религиозных скаутов готовят, верующих супер-героев?

Инна рассказала очень грустный анекдот в тему. Жила одна семья на берегу реки — муж, жена и много деток. Утром мужчина уходил на охоту. И вот повадился каждый день приходить к дому крокодил, он утаскивал в реку по ребенку. Жена говорит мужу:
- У нас крокодил детей ворует, может, ты убьёшь его?
- Да зачем, ты еще нарожаешь.
Я вспоминал, как водил свой класс в горы: впереди провожатый, в хвосте замыкающий, и мы всегда детей пересчитывали, сложные участки вместе проходили. А тут... В Крыму вон с Артеком какие-то перегибы, и к детям на пляж нельзя, и на катере к Адаларам нельзя, и везде забор... А почему тогда эти дети никого не волнуют? Они чем-то отличаются?

В невесёлых мыслях я снял рюкзак и обнаружил себя на удивительной поляне — месте нашего ночлега. Внизу шумела река, над головой смыкались огромные сосны, из-за них выглянуло солнце и заставило улыбнуться. Тем временем, туристы приходили и приходили. Большая группа из Кривого Рога прошла на стоянку чуть ниже по течению, у реки ставили лагерь киевляне, а как только начало смеркаться и в просветах между деревьями сверкнула первая звезда, пришли еще люди с фонарями. Харьков. Потом прошли парень с девушкой — из Воронежа. И показалось мне, что я в году 2008 году на Демерджи: очереди к роднику, девушки с полотенчиками на плечах, далёкая песня, русская и украинская речь... В кустах — банка из под тушёнки с надписью «Яловичина». Как же мне грустно.. Пойду, напугаю наших туристов давней походной байкой про кровавых белок!


Collapse )