November 24th, 2016

apple

Один час над миром

Это как полететь на самолёте, только в тысячу раз лучше. Никаких тебе узеньких иллюминаторов — смотри во все стороны! Глядишь, как облака вдруг открыли в просвете Алушту, а потом снова не видать. Как твердыней каменного острова высится над «второй землёй» вершина Кара-Тау. Как за одним строем облаков появляется другой - непобедимая белая армия. Вы сидите вокруг плоского камня, как вокруг древнего капища, и на нём — самые вкусные в мире дары: сыр, охотничьи сосиски, хлеб с семечками, кавказская аджика, вафли со сгущенкой, горячий чай. У вас всего час — короток осенний день, но такое небо бывает только поздней осенью, не летом. Вот уже солнце засверкало в еловой макушке, поползли к капищу тени, как длиннющие руки — выходит время, надо спускаться вниз по снежной корке, по размокшей дороге, по оврагам, заваленным листвой. Вниз, к людям, втискивать себя в новый день, бороться за право вернуться на эти скалы. Мы не хотим, повторяем как мантру: остаться бы! И делаем шаг на тропу, и спускаемся с Бабугана


Collapse )
apple

На Северной Демерджи (октябрь 1997)

Когда я поступал в 1996-м в Симферопольский государственный университет, я мечтал не только о филологии, редких книгах и библиотечной магии — меня манили нехоженые прежде горы, они ведь в двух шагах от крымской столицы. Все студенты Симферополя ездят на Перевал, и у нас с друзьями получилось. С вечера из Севастополя приехал Коля Панский, и утром троллейбус повёз нас прочь из города. Мы узнали тогда, что есть гора Лысый Иван и гора Кудрявая Марья, и что если залезать по тропе на Северную Демерджи, то Иван становится похож на хитрого дракона с прищуром. Мы валялись на склоне в мягкой осенней траве и потом снова шли без тропы к вершине, а потом кто-то закричал, что пришёл первым. Мы встретили на вершине двух поляков, у которых не было воды, но было много тушёнки, и мы сели обедать вместе с поляками. Мы сделали на Северной Демерджи вот это фото. Да-да, волшебные синие пятна в верхней части кадра — это отпечатки чьих-то волшебных пальцев. Выцвела немного пленка за 19 лет, поцарапалась, но чувства — целые